рынок моторных лодок и катеров в россии

Онлайн книга Куда он денется с подводной лодки. Автор книги Наталья Труш

  • Недорого лодочный мотор tohatsu
  • Эхолот fisherman 600 ремонт
  • Подкрылки для лодочного мотора
  • Прогноз клева рыбы в галиче
  • Прикинула по времени — успевает сдать свой билет на рейс, который будет только через неделю, и собрать вещи. Через час она поймала частника, мчалась в аэропорт, потом летела целую ночь. В призрачном тумане первомайского утра самолет благополучно приземлился в Пулкове. Сонные пассажиры недружно поаплодировали экипажу и авиалайнеру, удачно завершившему полет, потянулись с сумками и чемоданами на выход, не дожидаясь приглашения бортпроводницы. А еще через час Инга приехала домой. Звонить мужу не стала и брату с сыном тоже. Накануне не успела, не до этого было, а потом будить не захотела. В первый момент Инга подумала, что Стас спит с Денисом, как это бывало много-много лет назад, когда маленький сын просыпался утром, вылезал из своей кроватки, с закрытыми глазами находил родительскую спальню и забирался под теплый бок Стаса. Инга, приготовив завтрак, приходила будить мужа — и находила двух своих родных мужчин в объятиях друг друга. Инга попыталась отогнать видение. В крохотной прихожей подхватила ведерко и совок и, зябко передернув плечами, выползла во двор, придерживая ногой, болтающейся в сапоге, скрипучую дверь. Потому что этого даже в страшном сне она представить не могла. Еще недавно Инга жила припеваючи и, как о такой жизни принято говорить, как сыр в масле каталась. Отец Инги и ее брата Ингмара оставил детям хорошее состояние, поэтому Золушкой Инга не была никогда, удивительно сохранив в папиной роскоши скромность и непритязательность. Рокфор рокфором, но, если жизнь заставляла, могла довольствоваться и кусочком черного хлеба, густо посыпанного крупной серой солью. Она и так была не очень рада, что развела эти огородные страдания, но бросать начатое не умела, даже самое гиблое дело привыкла доводить до конца. Инга посмотрела в окно. Дождь все так же сыпался, будь он трижды неладен! Инга достала с припечка просохшую старую куртку с капюшоном из выцветшей болоньи цвета линялых семейных трусов, шерстяные носки в веселую полоску и резиновые сапоги, которые были ей безумно велики и болтались на ноге, противно шлепая голенищами. В крохотной прихожей подхватила ведерко и совок и, зябко передернув плечами, выползла во двор, придерживая ногой, болтающейся в сапоге, скрипучую дверь.

    Потому что этого даже в страшном сне она представить не могла. Еще недавно Инга жила припеваючи и, как о такой жизни принято говорить, как сыр в масле каталась. Отец Инги и ее брата Ингмара оставил детям хорошее состояние, поэтому Золушкой Инга не была никогда, удивительно сохранив в папиной роскоши скромность и непритязательность. Рокфор рокфором, но, если жизнь заставляла, могла довольствоваться и кусочком черного хлеба, густо посыпанного крупной серой солью. И хоть была она той самой принцессой, которая почувствовала под кучей тюфяков крошечную горошину, огромные резиновые сапоги, сваливающиеся с ног, ее не пугали, равно как и испорченный маникюр. Куда страшнее были предательство и последовавшее за ним одиночество. А вам… Вам я бы настоятельно рекомендовала. Не косится еще на сторону? Вот, смотрите, что я тут вычитала: Применяй на практике, и куда он на фиг денется… с подводной лодки?! Софья Гавриловна сложила губки бантиком, отчего морщинки вокруг маленького рта разбежались ровными лучиками, разгладила загнувшийся уголок странички журнала и сказала: Я, если ты помнишь, историк. Я их столько на своем веку прочитала! Я еще и свои написать смогу. И Лидушку ругать не смей. Она мне просто привезла кучу этой макулатуры. Она так и сказала: Так вот… — Софья Гавриловна жестом остановила Тосю, которая хотела ей что-то сказать: Петька твой от тебя сбежал, потому что ему скучно стало! Что было — того уж нет. Читай дальше, а мы с Ингушей удалимся посекретничать. Я тебе твой кофе сейчас принесу. Мам, ты спрашиваешь об этом каждое утро! Софья Гавриловна пила особый кофе, с солью. И всякий раз за утренним кофе Софья Гавриловна, поднося к губам крошечную чашечку и глядя на черно-белое фото в книжном шкафу, непременно поминала своего друга: Как о само собой разумеющемся. Кризис у мужика за сорок — он и в Африке кризис. Сначала думала соврать, сказать, что как у всех, ее Стас загулял. Потом решила, что ей самой от этого легче не станет. Надо было озвучить правду, а это она могла сделать только в этом доме. Она это умела ловко делать еще с детства.

    куда он денется с подводной лодки автор наталья труш

    Потом Инга долго и путано рассказывала, как все было, что говорил Стас и как она себя вела. Вещи у меня в чемодане, чемодан в машине, а мне надо придумать, где пожить. У тебя не останусь, не проси! Инга на выходные осталась совершен но од на в гостинице, где в ванной комнате шмыгали по полу тараканы. Чтобы скоротать время, Инга отправилась на прогулку по городу. Одно место, на сегодняшний рейс, вечерний. Билет только что сдали. Еще не успели купить…. Инга даже не раздумывала. Прикинула по времени — успевает сдать свой билет на рейс, который будет только через неделю, и собрать вещи. Через час она поймала частника, мчалась в аэропорт, потом летела целую ночь. В призрачном тумане первомайского утра самолет благополучно приземлился в Пулкове. Набросил на плечи пеструю рубашку, пронесся мимо Инги, теряя на ходу шлепанцы. Через секунду она услышала, как внизу щелкнула дверь. А еще через минуту за домом взревел двигатель, и автомобиль вынесся на проселочную дорогу. Стас все это время лежал, уткнувшись носом в подушку. Он, кажется, даже дышать перестал. Когда осмелился взглянуть на жену, ее уже и след простыл. Только ключи от дома остались лежать на полу в спальне. Он знал, что не будет никаких разборок.

    куда он денется с подводной лодки автор наталья труш

    Инга не была истеричкой и никогда не устраивала ему допросов с пристрастием, не пыталась узнать тайное. И это было плохо. Потому что разборка в семье могла хоть что-то объяснить, если объяснить что-то в данной ситуации вообще было возможно. А когда женщина молчит, все доводы, словно булыжники, падают в воду, даже волну не нагонят. Инга стояла у окна в большой просторной кухне. Мыслей в голове не было, кроме одной — ее предали. Причем предали так, что даже поплакаться она никому не может. Сказать сыну и брату — тоже нельзя. Да и слов подходящих не найти. Слава богу, отец не дожил до этого дня. Вот уж кто бы докопался до всего сам! Да так, что пух и перья полетели бы от ее муженька. Я прошу тебя, выслушай…. Инга была так воспитана, что, если ее о чем-то просили, не могла отказать. Попросил Стас — выслушай, и она вынуждена выслушивать, хоть ее и выворачивает наизнанку от его слов, от его такого родного запаха, внезапно ставшего противным и тошнотворным. Как она раньше не замечала, что он постоянно ноет?! Не говорит, а именно ноет, и не только в извинениях и объяснениях, но и в простых разговорах. Раньше это казалось Инге милым чудачеством. А сейчас его привычка не разговаривать, а ныть показывала его бабское начало. Инга потерла пальцами виски. Видно, давление… Она почти не слышала, что говорит Стас, улавливала только отдельные фразы:. Стас осмелел, видя, что его выслушивают, и уже аргументированно вливал Инге об особенностях мужской физиологии, о том, что в Древней Греции это было нормально, и что-то еще. В голове у нее стучало: Инга не могла больше этого слышать. Для него это было физиологической особенностью, для нее — предательством. Стас мучительно подбирал слова. Ну и сокровище ему досталось! Да другая уже давно бы поняла, что произошло недоразумение, что все это не повод, чтобы молчать, как мумия. Да он сейчас для нее в лепешку расшибется, чтобы только загладить вину. Да хоть в Бермудский треугольник! Фокус был в том, что и Бали, и новую машину, и даже Бермудский треугольник его супруга Инга Валевская могла запросто устроить сама.

    куда он денется с подводной лодки автор наталья труш

    Один звонок брату в соседнюю Финляндию — и на Бали можно было отправиться на вечное поселение. Впрочем, в Магадан тоже. И это Стас знал хорошо. Будучи мужиком сорока лет от роду, Ингиного пятидесятилетнего брата Ингмара Валевского Стас Воронин боялся как огня. А строгий тесть его еще на свадьбе предупредил серьезно: Спасибо, что шею не свернули жениху. Стас тогда хорошо уяснил, что брак в этой семье — святое. Один неверный шаг — и пиши пропало. Тесть бы и разбираться не стал. В начале девяностых он внезапно разбогател, и вместе с достатком в его характере появились новые, неведомые ему самому ранее черты, такие как жесткость, властность. У него всегда было обостренное чувство справедливости. Мог всю зарплату отдать нищему на паперти. Но мог и размазать негодяя, если доводилось с таковым встретиться. За Ингу со Стаса спрос был особый. Поэтому ни номера своего телефона в чужом мобильном, ни чужого волоска на собственной майке, ни — не приведи господи! Потом старший Валевский заболел, рак сжег его за три месяца. Умирая, папаша, кроме денег, бизнеса и движимости-недвижимости в России и Финляндии, передал сыну заботу о семье Инги. Ингмар заменил ей отца во всем. До сих пор при встречах он кивает в сторону мужа и спрашивает, зверски улыбаясь:. Сказать по совести, наворотил по глупости и из любопытства. В мужской компании вели разговоры на эту тему, обсуждали, что да как. Кто-то плевался, но большинство помалкивало, видать, и правда было интересно, как это все происходит, если сегодня многие известные личности даже не скрывают своих наклонностей и пристрастий. Стас даже не сразу понял, что говорит вслух. Просто увидел вдруг потемневшие глаза жены, сообразил, что уже и так далеко зашел в своих объяснениях, и замолчал. Инга как будто ждала, что он наконец остановится. Она двинулась на выход и, не посторонись муж, наверное, прошла бы сквозь него. В своей комнате она вытащила из шкафа сумку и стала складывать вещи. Она еще не знала, куда поедет, где будет жить и что ей для этого нужно, поэтому положила в сумку самое необходимое.

    В конце концов, в свой дом она всегда может попасть.

    Наталья Труш - Куда он денется с подводной лодки

    Это сейчас ей нужно уйти и побыть одной, чтобы не видеть Стаса. Он стоял у нее над душой и стонал, что все глупо, что у других куда худшее случается, что он, в конце концов, любит ее…. Она не оглянулась на него, не сказала ни слова на прощание. Она вообще ни слова не произнесла за тот час, что была дома. Закинула чемодан в багажник машины и выехала за ворота, которые бесшумно за ней закрылись. На повороте, перед выездом на основную дорогу, Инга остановилась. Надо было решить, куда ехать. Ей хотелось не просто уехать от Стаса, а спрятаться, чтобы он ее не нашел. А в том, что он кинется ее искать, она не сомневалась. И совсем не хотела встреч с ним. Ей вполне хватило сегодняшних объяснений про мужскую физиологию. На часах было всего семь утра, когда Тосю Кузнецову разбудил звонок. Она взяла телефон и увидела высветившийся номер. Кого другого убила бы, но это была Инга — подруга любимая и дорогая. Антонина Кузнецова с удивлением посмотрела на мобильник. Даже хотела перезвонить, но передумала. Если Инга сказала, что едет, значит, скоро будет. А тебе что не спится — день-то выходной? Тосина дочка Лидочка замуж выскочила сразу после школы и наградила семейство тройней. Но Софья Гавриловна в няньках сидеть отказалась наотрез. Впрочем, зная бабушкин характер, ее не очень-то и уговаривали. Всегда подтянутая, с прямой спиной, словно палку проглотила, Софья Гавриловна, несмотря на возраст, была модницей. Она сама изобретала умопомрачительные наряды, какие-то шляпки с париками, юбки с разрезами. Ей все шло, и она шла во всем этом великолепии, как королева. В музей, в театр, на выставку. Денег на дорогие наряды у Софьи Гавриловны не было, зато фантазии — хоть отбавляй. Присмотрев что-то модное, она легко создавала свой вариант из подручных материалов. Софья Гавриловна казалась вечной и непотопляемой, ничем не болела и терпеть не могла разговоров про болезни, и вдруг этой весной ее свалил инсульт. Да так, что два месяца после больницы прошло, а она никак не могла прийти в себя. Вот и лежала днями напролет, скучала. Известие о приезде Инги Валевской, которую она по-матерински любила, приняла с восторгом. То, что у Инги стряслось что-то большее, чем просто банальный вираж любимого Стаса по бабам, про который подумала Тося, стало сразу понятно. На Инге не было лица. Тося обняла подругу и почувствовала, как та трясется.

    Все потом, не при тете Соне, ладно?

    Куда он денется с подводной лодки, стр. 1

    Помахала ладошкой, нагнетая воздух. Внимательно посмотрела на себя в зеркало в прихожей. Быстренько скинула легкую куртку, туфли и на цыпочках прошла в комнату. Видишь — читаю… — Софья Гавриловна показала Инге глянцевый журнал. Потом покосилась на дверь, но Тони там не было, и она продолжила: Это я про секс…. А вам… Вам я бы настоятельно рекомендовала. Не косится еще на сторону? Вот, смотрите, что я тут вычитала: Применяй на практике, и куда он на фиг денется… с подводной лодки?! Софья Гавриловна сложила губки бантиком, отчего морщинки вокруг маленького рта разбежались ровными лучиками, разгладила загнувшийся уголок странички журнала и сказала:. Я, если ты помнишь, историк. Я их столько на своем веку прочитала!

    куда он денется с подводной лодки автор наталья труш

    Я еще и свои написать смогу. И Лидушку ругать не смей. Она мне просто привезла кучу этой макулатуры. Она так и сказала: Так вот… — Софья Гавриловна жестом остановила Тосю, которая хотела ей что-то сказать: Петька твой от тебя сбежал, потому что ему скучно стало! Что было — того уж нет. Читай дальше, а мы с Ингушей удалимся посекретничать. Я тебе твой кофе сейчас принесу. Софья Гавриловна пила особый кофе, с солью. И всякий раз за утренним кофе Софья Гавриловна, поднося к губам крошечную чашечку и глядя на черно-белое фото в книжном шкафу, непременно поминала своего друга:. Она даже не спросила. Как о само собой разумеющемся. Кризис у мужика за сорок — он и в Африке кризис. Она не знала, как все выложить подруге. Сначала думала соврать, сказать, что как у всех, ее Стас загулял. Потом решила, что ей самой от этого легче не станет. Надо было озвучить правду, а это она могла сделать только в этом доме.

    Читать онлайн "Куда он денется с подводной лодки" автора Труш Наталья Рудольфовна - RuLit - Страница 1

    Вещи у меня в чемодане, чемодан в машине, а мне надо придумать, где пожить. У тебя не останусь, не проси! Во-вторых, мама твоя — женщина очень проницательная, и придется ей все рассказывать. И вообще, хочу побыть одна. Мне знаешь какая мысль в голову пришла…. Мысль попросить у Тоси ключи от их дачи пришла ей в голову, когда она уже подъезжала к дому подруги. Дачные поселки на мшинских питерских болотах — это местечко пострашнее Бермудского треугольника. И вообще, там ее никто не знает. Когда Кузнецовы вступали в дачный кооператив, слегка опоздали. Произведение, благодаря мастерскому перу автора, наполнено тонкими и живыми психологическими портретами. Актуальность проблематики, взятой за основу, можно отнести к разряду вечных, ведь пока есть люди их взаимоотношения всегда будут сложными и многообразными. С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места.

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    *